Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Все мы помним горы мусора, которые заполнили Сочи в прошлом году. Сейчас ситуация стабилизировалась. Но только внешне. Реальная картина оставляет еще массу вопросов.
Итак, все по порядку.

НАЧАЛО

Инвестиционный договор на строительство мусоросортировочного комплекса был подписан еще в 2005 году между администрацией города и ОАО «Тоннельный отряд-44». В договоре речь шла о мусоросортировочной станции мощностью 200 тысяч тонн в год с необходимой инженерной инфраструктурой и административными объектами, закуплено технологическое оборудование цехов переработки полимеров и компостирования. И вот в 2010 году комплекс запустили.

Комплекс начал менять собственников, и в итоге оказался у компании «БазЭл» Олега Дерипаски, и в 2011 году она стала основным владельцем корпорации «Трансстрой» – акционера ОАО «ТО-44». Соответственно, «БазЭл» взял на себя права по строительству этих объектов. У бизнесмена на тот момент было несколько активов на территории города Сочи, и с каждым из них были те или иные сложности. ОАО СМК (Сочинский Мусороперерабатывающий комплекс) не стал исключением. На момент, когда СМК перешел к бизнесмену, была запущена лишь одна из трех линий, комплекс не был до конца оборудован и имел весьма низкую эффективность.

Первоначально сообщалось об инвестициях в 30 миллионов евро для полноценного запуска СМК, однако сколько на самом деле вложила «БазЭл» не сообщается. Люди хорошо знакомые с ситуацией в Сочи на тот момент, сообщают, что у бизнесмена был ряд проблем с другими строительными объектами, и СМК не считался приоритетным. К тому же, чтобы СМК функционировал на полную мощность и эффективно, было необходимо наладить раздельный сбор мусора в городе.

Однако «СМК» работало, сотрудники вовремя получали зарплату. Персонал, сортирующий отходы, работал в три смены по 8 часов. Все четко получали зарплату, были официально трудоустроены, носили спецодежду, кушали в столовой. Если рабочий переработал хотя бы час, за это платили.
В 2014 году «Базовый элемент» Олега Дерипаски продал контрольный пакет ОАО «СМК» компании ООО «ТСМ». А по информации краевого арбитража, в 2015 году СМК передал некому ООО «Вертикаль» часть своей собственности. «Вертикаль» получила мусороуборочную технику, комплекс оборудования тоннельного компостирования покупной стоимостью 344 миллиона рублей и права требования от «СМК» к ОАО «САХ по уборке города» на 95 миллионов рублей. В свою очередь, «ТСМ» взяло на себя обязательства по выплате кредита в размере 434 млн рублей. А «СМК» подводят под банкротство.

БАНДА

ООО «ТСМ» — краснодарская фирма с уставным капиталом, как водится, 10 000 рублей, директор и единственный участник Гноевой О.А. (побывавший, кстати, директором «Темрюкского ТСМа»), уставная деятельность общества — сбор и обработка сточных вод. На месте «СМК» было создано несколько фирм: ТСМ-1, ТСМ-2, Вертикаль…

ООО «Вертикаль» создано в 2008 году. Основной вид деятельности — сбор отходов. Учредителем компании, по данным СПАРК, является Сергей Волошин, которому ранее принадлежали 67% «Сочинской мусоровывозящей компании». Компания в 2015-2016 гг заключила 48 контрактов на вывоз ТКО с предприятиями Сочи на общую сумму 27 млн руб. Последние данные о хозяйственной деятельности предоставлены за 2015 год, когда выручка компании составила 113 млн руб., а прибыль по итогам года достигла 649 тыс. руб. «Вертикаль» также давала займы физическим лицам, но куда и на что они пошли, неизвестно.

Гноевой пробыл здесь около трех лет. Самый шоколадный период у них был, когда САХ был в доверительном управлении. Что это такое? Сидит один человек, а печати у него четыре. Одна – САХа, другая – ТСМ-1, третья – ТСМ-2, четвертая – Вертикали. Вот и рули и лепи печати на все движения. В это время «БазЭл» и банк «Союз» ждут от «ТСМ» выплаты кредита.
С начала 2017 года сотрудникам «ТСМ» перестают выплачивать премии, сокращается штат и фактически прекращается основная деятельность комплекса – переработка мусора. Теперь на Водораздельной остается просто площадка для ввоза мусора и его дальнейшей транспортировки в Белореченск.

«САХ по уборке города», по указанию администрации города перестало платить «ТСМ», и у последних начали копиться долги, не стало хватать денег на вывоз мусора, поэтому и возникли горы отходов на Водораздельной. ТСМ выиграл суд у САХа по задолженности в 152 миллиона после расторжения договора по приему мусора.

Но вот вопрос чиновникам: «Как город мог отдать свою организацию (САХ) по сути муниципальную, пусть она называется ОАО, в доверительное управление мошенникам, у которых уставной капитал 10000 р.»? Вы говорите: «А долги образовались». Так не вы ли САХ за долги и отдали? Вариантов было тысячи. Можно было самим отвозить отходы на полигон. Но наши чиновники легких и очевидных путей не ищут. Взяли тариф, начали возить, но платить перестали. Образовались залежи мусора, а кто вникал в экономику, куда идут деньги САХа? На вывоз или куда-то еще?
Конечно, разобраться в денежных потоках от мусора сложно. Там эти потоки — «мама не горюй»! САХ получает только от абонентов по 90 миллионов в месяц. Вопрос: «Где деньги, Зин?» А еще и сортировки не было последний год.

Раньше тариф для потребителей за вывоз мусора был 70 рублей. Потом стал 210 рублей. Это с сортировкой. Сейчас сортировки нет, но сумма осталась прежней – 210 рублей. Чтобы оправдать эту сумму, была просто увеличена норма потребления. Раньше она была рассчитана из 0.3 куба в месяц с человека. А сейчас – 0,6 куба. Но как это высчитывается? Кто и как устанавливал эти нормы?
Когда работа комбината была практически остановлена, администрация города нашла для САХа незаконную площадку на Краснодонской. Там очистные сооружения были только для отвода глаз. В ходе проведенной прокуратурой проверки в марте 2017 года установлено, что места временного хранения отходов не оборудованы в соответствии с требованиями природоохранного законодательства. Кроме того, у организации, осуществляющей сбор твердых коммунальных отходов на данной площадке – ООО «Сочи Транс-Строй», отсутствует лицензия на осуществление деятельности по сбору отходов.

И тут 6 мая на Водораздельной, как нельзя кстати, происходит пожар…

ПОЖАР НА ВОДОРАЗДЕЛЬНОЙ

31 января 2018 года на очередной сессии Городского Собрания Сочи заместитель главы города Ю. Ф. Паламарчук выступил с докладом, в котором одной из причин напряженного положения дел с мусором в Сочи в 2017 году назвал пожар на Водораздельной: «В результате пожара на мусороперегрузочной площадке ТКО с предварительной сортировкой в Хостинском районе на улице Водораздельной, пришло в негодность оборудование по сортировке, прессовке и упаковке ТКО».

У нас есть другая информация. Причем полная и достоверная. По краевой программе были выделены большие бюджетные средства. На комбинате поставили «не-пойми-что» в железном открытом ангаре, которое никогда не работало, ни часу, ни дня, ни минуты, но деньги потрачены государевы. «Это» не ставили на баланс осознанно и целенаправленно. Проходит год, проходит два, тему надо как-то закрывать. Как говорил один очень известный политик: «Нет человека – нет проблемы».

А тут получается: «Нет оборудования – нет проблемы». Этот ангар априори не мог никак самостоятельно загореться. Он железный – раз, обесточен – два. Там даже мусора не было, который в первую очередь и загорается. А тут 6 мая загорелось и сгорело это самое «не-пойми-что», нанеся непоправимый урон всему циклу переработки. К гадалке не ходите. Налицо факт сокрытия больших средств, которые были туда «заряжены».

ЗА КУЛИСАМИ

Для чего все это делалось: пожары, банкротство… Администрация города хотела сделать свою площадку. И это понятно. Сортировка все равно не может быть 100-процентной. При отсутствии налаженной системы сортировки мусора, которая начинается еще с мусорного ведра на кухне, и при транспортировке отходов в общем кузове машины, процент сортировки на комбинате все равно составлял лишь 5-8%. Но даже при этих показателях, реализация вторсырья приносила доход СМК в размере 6-7 миллионов в месяц.

У СМК было два вида дохода – от САХа и от реализации вторсырья – пластика, картона, стекла. К примеру, простая пластиковая бутылка реализуется за 16 рублей/кг. Если сделать из нее крошку или гранулы, получится ровно в 5 раз дороже, а если из крошки сделать еще какое-то сырье, цены увеличиваются опять на порядки. За этими бутылками очередь стояла, так как сегодня очень многие производства основывают свою деятельность именно на вторсырье. Но главная проблема – нехватка вторичного сырья. А в Сочи сегодня никаких мощностей не осталось – все развалили.

Администрация города не получала денег от сортировки. А еще и САХ вытягивает деньги и дотации. Надо было срочно убирать конкурентов и ставить своих людей. На Водораздельной, 1 администрацией города в 2017 году была отмежевана площадка, которая имеет просто другой юридический адрес: Транспортная 135а. Туда они завозят мусор.

Когда приставами был наложен запрет на Водораздельную, появилось указание: со стороны Центрального района не ввозить, со стороны Хостинского района – не вывозить. Отмежевав участок и сменив адрес, администрация миновала эту проблему.

РАЗГОН МОШЕННИКОВ

Банк «Союз», которому все эти «ТСМы» и «Вертикали» задолжали полмиллиарда, не мог оставаться в стороне и обязан было реагировать. Руководство банка приняло решение взять в залог все имущество, включая территорию. Была нанята охрана и приглашен кризис-менеджер. 22 июня 2017 года банду мошенников разогнали. Бухгалтерия «ТСМ» и «Вертикаль» находились в одном кабинете, работали одни и те же люди. Когда начался весь «сыр-бор», главный бухгалтер, Сергей Волошин с супругой Татьяной, которая была его помощницей, предоставил чек, что компьютер его собственность, и забрал его с собой. Было заявлено, что вся аппаратура, все компьютеры принадлежат «Вертикали», поэтому вся информация, в том числе бухгалтерия, была сохранена. Остальная документация была изъята прокуратурой, а все кабинеты опечатаны.

Сотрудники в количестве 150 человек перестали работать, но продолжали числиться. Зарплату получать, естественно перестали, а трудовые книжки были вывезены в Краснодар в головной офис на улицу Одесская, 10. То есть сотрудники, оставленные предыдущим руководством на улице, даже не могли (и не могут уже почти год) официально устроиться на другую работу. И поиски справедливости, которые этих сотрудники ведут в различных правоохранительных органах, до сих пор не имеют результата.

Юристы предприятия, когда пришел Гноевой, сразу поняли, что намечается крупная афера, объясняли работникам, что надо забирать деньги и уходить. Но кто ж хочет верить в то, что новые руководители – аферисты, и им нужно было только войти и получить максимальную прибыль.
Сейчас задача арбитражного управляющего – вернуть деньги банкам и забыть это, как страшный сон. В данный момент на площадке комплекса принимается мусор от САХа и контролируется количество отходов, чтобы они не превышали 500 тонн. И ожидается коммерческое предложение о покупке комбината.

 

ВОЗМОЖНЫЕ ВАРИАНТЫ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ МУСОРА В СОЧИ

  1. Тариф
    Нужно начинать с экспертизы тарифа. Мусор – это не электроэнергия, где все платится по счетчику, и тариф должен быть реальным. При сборе отходов образуется «левый», неабонированный, мусор.

    Как это происходит?

    Основной бизнес большинства населения Сочи – это сдача жилья внаем, и многие имеют не одну квартиру, причем порой цифра доходит до сорока, а хозяин остается один. Каждая квартира, в которой живут люди – это отходы, идущие в общий контейнер. А по факту плата идет от одного человека, собственника. Для города Сочи это нереально актуальная проблема. Поэтому есть смысл переходить на оплату из расчета квадратных метров жилплощади, согласно свидетельству о собственности. Так будет честнее. А сейчас к такому собственнику юридически не подобраться.
    В теории это может сделать только управляющая компания. УК, прекрасно зная метраж дома, который находится под их управлением, может включить в квитанцию оплату за вывоз мусора, исходя из площади. И цифра у каждой квартиры будет индивидуальная. А далее, по договору с мусоровывозящей организацией, оплачивать ее услуги. И это цифра будет реальной и постоянной.

    2. Утилизация и раздельный сбор

    На сегодняшний день идет активная разработка проекта строительства в Сочи мусоросжигательного завода. О возможных последствиях мы уже писали. И надо принять во внимание, что 50% стоимости такого завода будет составлять фильтры. Возникает вопрос: из чьего кармана будет происходить замена этих фильтров? В теории или за границей все здорово. Но это «здорово» возникает только при условии раздельного сбора мусора.

    А что у нас? Сейчас машины с отходами привозят все в кучу: колеса, собак-кошек, бытовые отходы, строительный мусор… все в одну калитку. Для полноценной работы любого мусороперерабатывающего завода, необходимо разделение: строительный мусор в одну кучу, биоотходы – в другую и твердые бытовые отходы – в третью. Во всей Европе и других цивилизованных странах уже давно отлажен раздельный сбор мусора. Там йогурт съел, а баночку помой и в нужный контейнер брось.

    Весь мир, осознавая масштаб катастрофы, когда природа и животный мир погибает от разлагаемого в течение сотен лет полиэтилена, вообще приходит к запрету пластика. Так, в Индии запретили полиэтиленовые пакеты. Штраф за их использование в Мумбаи доходит до 380 долларов, а за многократные нарушения предусмотрен тюремный срок до 3 лет. Под запрет также попали пластиковая посуда и пищевая пленка. Самые строгие наказания за использование пакетов ввели в Кении в 2017 году. После того, как пластик находили в желудках коров и рыб, ввели штраф до 40 тысяч долларов или до 4 лет тюрьмы. Руанда ввела запрет на пластиковые пакеты еще в 2008 году. За десять лет столица страны стала самой чистой в Африке. На Шри-Ланке несколько раз пакеты полностью забивали канализацию столицы, затапливая город. А в апреле 2017 года пластиковые отходы сошли на окраину Коломбо оползнем, в результате которого погибли 32 человека. Теперь за использования пластика там также светит срок.

    Поэтому, думая о том, что если мы поставим мусоросжигательный завод и этим решим проблему, то мы все можем очень сильно пожалеть уже через несколько лет. Замена фильтров на заводе должна происходить раз в год. Но очень велика вероятность, что ситуация будет развиваться по известному сценарию, когда жадность убивает разум: «И так сойдет! Авось пронесет!» А мы все потом будем дышать ядом. У Гноевого, кстати, так и было. Собиралось по 500 тонн мусора, которые должны были 24 часа в сутки сортировать, «а мы сократим одну смену – и так пойдет». Потом подумали: «А зачем вообще сортировать и платить рабочим? Лучше деньги себе в карман класть» и вообще убрали сортировку.

    Так что в теории идея об утилизации отходов хорошая. Но необходимо подготовить платформу. Законодательно невозможно заставить людей сортировать мусор. Только «именем революции». В советское время не было столько пластика. В магазине все заворачивалось в бумагу, а человек нес домой продукты в авоське. В некоторых штатах Америки запрещены пластиковые пакеты на законодательном уровне. У наших регионов нет таких полномочий.

    Необходимо Сочи дать особый статус, как курорту федерального значения. Закон есть, но именно в Сочи необходимо внедрять его жестче. И, видимо, только «именем революции». Или даже введением муниципальной милиции по охране окружающей среды. Для Сочи тема актуальная.
    Почему нет? Пусть они помогают САХу бороться с мусором. Можно пойти поэтапно – начать с пляжей, санаториев. И должна быть специальная машина по вторичному сырью, чтобы не кидать все в один кузов.

    Раздельный сбор надо начинать с малого – аэропорта, вокзалов, пляжей. Но надо понимать, кто и какая техника все это будет собирать. А дальше – куда это все везти. В теории, здесь, на Водораздельной, площадей хватает. Но нужно ставить новое оборудование, прессы. На «раз-два» этого не сделать. Если снова запускать комбинат, все оборудование надо восстанавливать с нуля. Даже ливневка вся разрушена, что бы об этом ни говорили в администрации города.

    Хотя надо отдать должное Пахомову – он хочет, чтобы в городе было чисто. Только он не вникает – как именно. Или ему не дают вникать. САХ – мощнейшее градообразующее предприятие. И что будет с ним дальше? Если администрация купит площадку, у них будут очень комфортные условия. Если смогут сделать все «по уму», можно будет вести устойчивый бизнес. Пока же только «мусор привезли, разгрузили и увезли».

    ПОД ИТОГОВОЙ ЧЕРТОЙ

Пока организации судятся, а следственные органы выясняют правоту и вину каждого, нам, жителям этого города, нужно задать самим себе вопрос: «Если я, как Личность, могу и умею говорить: «Здравствуйте», «До свидания», «Спасибо» и «Пожалуйста», разве будет для меня большой проблемой отделить банановую кожуру от пластиковой бутылки, а батарейки сдавать на переработку»? Давайте начнем с малого – с себя, так будет легче прийти к большему. Чем мы хуже Руанды?