Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Задержания чиновников Сочи, проведенные 24 октября в Сочи, сопровождались съемочной группой телеканала «Россия-24»

Весь день вся страна наблюдала, как поднятых ранним утром мужчин опрашивали следователи. Представители правовых органов и журналисты пришли в их дома, когда все еще спали и не успели одеться. Так и снимали полуобнаженных людей, чтобы потом показать на одном из центральных телеканалов. Мы тоже опубликовали это видео — неизбежно его растиражируют везде и не увидит его только самый ленивый и не интересующийся происходящим в городе.

Сегодня следком опубликовал видео ареста вице-мэра Сочи Ивана Бомбергера в суде Краснодара. В самом конце видео мужчина за кадром (журналист или блогер), находящийся в здании и сопровождавший вывод арестованного чиновника из зала суда, задает вопрос: «Иван Иванович, как настроение?»

Мы все понимаем. Задержанные позавчера чиновники наверняка имеют массу поводов как для претензий со стороны граждан, так и для вопросов со стороны следственного комитета. Непонятно только одно. Как журналистская этика сотрудников федерального телеканала позволяет в унизительном виде демонстрировать людей, даже если они нечисты на руку?

Также нас покоробил этот вопрос про настроение, заданный человеку, которого только что арестовали. Что бы вы на него ответили, принимая во внимание знаменитую русскую пословицу про суму и тюрьму?

Когда объявляли меру пресечения Сергею Винарскому, журналист федерального канала пусть и спросил только про самочувствие, но также во всех вопросах чувствовалось желание выставить его в самом неприглядном свете.

Глумление, танцы на костях, злорадство становятся в современном мире нормой, которые несут в нашу жизнь даже профессиональные журналисты в новостных выпусках. Неужели нельзя было попросить накинуть рубашку человека, которого подняли с постели в 5 утра?

А потом мы удивляемся, почему становится все больше жестоких детей…

Мы тоже публикуем эти видео, снятые не нами. В эпоху интернета они в любом случае дойдут в любой дом. Но также мы отдаем отчет в том, что, как бы справедливы ни были обвинения в отношении действующих лиц, тем, кто их снимает, необходимо помнить не только про профессиональную этику, но также и про самое обыкновенное человеческое милосердие.