Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Так сложилось, что о тех, кто пережил Вторую мировую войну, кто сражался за Родину, кто проливал кровь за нас и нашу свободу, кто трудился за победу в тылу, кого угнали немцы на каторжные работы, вообще о ветеранах ВОВ вспоминают все реже. Обычно раз в год – на очередную годовщину Великой Победы.

Нам захотелось изменить эту ситуацию. И рассказывать об этих людях чаще. Тем более, что с каждым годом несущих в себе память о том, что никогда не должно повториться с нами и нашими детьми, становится все меньше. В Сочи участников Великой отечественной войны около 3700 человек. Мы не сможем посетить каждого. Но начать нужно обязательно.

Совсем скоро наша страна будет отмечать 73-ю годовщину победы над фашизмом. Война ворвалась в те годы в жизни каждого. Нет ни одной семьи, в которой никто не пострадал бы от гитлеровского вторжения. Кто-то отдавал свою жизни на фронтах, кто-то свои силы отдавал на производствах, кто- то стал жертвой бесчеловечного конвейера в концлагерях. Страшные муки приняли на себя все, от мала до велика. Среди них есть герои с орденами и медалями. Но есть и те, кому судьба уготовила другую участь.

Вышло так не нарочно, но моя первая встреча с одним из свидетелей страшнейшей войны XX века пришлась в канун международного дня освобождения узников фашистских концлагерей, который приходится на 11 апреля. Эта дата связана с восстанием узников концентрационного лагеря Бухенвальд. Изможденные, но знающие о приближении союзнических войск, они решились на немыслимый подвиг и, собрав остатки сил, подняли восстание, перехватив контроль над лагерем у отступавших соединений СС.

Всего на территории Германии и оккупированных ею стран действовало более 14 тысяч концлагерей, гетто и тюрем. По признанию самих эсэсовцев, узник, среднестатистическая продолжительность жизни которого в лагере составляла менее года, приносил нацистам почти полторы тысячи рейхсмарок чистой прибыли.

За годы Второй мировой войны через лагеря смерти прошли более 20 миллионов человек из 30 стран мира, из них 5 миллионов — граждане Советского Союза. Примерно 12 миллионов человек так и не дожили до освобождения, среди них — около 2 миллионов детей. Цифры страшные для осознания даже спустя столько лет.

Сегодня я хочу рассказать о человеке, который живет рядом с нами – в Кудепсте. Три года из своей долгой, удивительной жизни он провел в фашистских концлагерях, в том числе в одном из первых и самых страшных – Дахау.

Иван Терентьевич Панюхно родился в 1923 году в городе Славянске на Донбассе. После 7-го класса средней школы Ваня поступил в фабрично-заводское училище на токаря-фрезеровщика. Сначала работал на Краматорском машиностроительном заводе, а потом, когда семья переехала в Запорожье – на авиационном заводе имени Баранова.

12 августа 1941 года завод №29 получил приказ об эвакуации в Омск. Меньше, чем за месяц все оборудование завода, а вместе с ним почти 20 тысяч человек прибыли в Омск. Но не все рабочие успели эвакуироваться. Самых молодых, кто помогал грузить последнее оборудование, отпустили собирать вещи, и как раз в это время была объявлена тревога. Эшелон отправился без промедления, и они остались в городе. После прихода в Запорожье немцев начался голод, а трудоспособное население начали угонять в Германию, независимо от возраста. Так Иван, как и миллионы наших сограждан, попал в фашистское рабство.

Сначала Иван работал в Мюнхене на заводе, но через три месяца он с двумя товарищами смог совершить побег из барака, в котором их содержали. В Ландсберге, в 62 километрах от Мюнхена, машинист поезда, в котором скрывались беглецы, сдал их полиции. Около месяца их содержали в ландсбергской тюрьме, известной тем, что там же отбывал наказание осужденный за пивной путч Адольф Гитлер и написавший в ней «Mein Kampf».

Далее их переправили в штрафной лагерь. Там 19-летний Иван «скинул» себе 3 года и назвал другую фамилию, переживая за семью. Это был трудовой исправительный лагерь строго режима. Через месяц приехала машина и отвезла 14 человек в наручниках в неизвестном направлении.

Когда их выгрузили, истощенные люди в полосатых робах сказали им, что они попали в лазарет. Это был концлагерь смерти – Дахау, один из самых ужасных концлагерей, в которых проводились медицинские эксперименты над заключёнными. Три месяца Иван пробыл в 17-м блоке. По счастливой случайности в лагере была отобрана группа людей, которые еще могли работать. Их погрузили в вагоны и отправили в Ораниенбург, в концлагерь Заксенхаузен, в котором Иван пробыл 2 года.

В филиале Дахау содержались также генерал Карбышев и сын Сталина Яков. 24 апреля 1945 года Гиммлер распорядился о ликвидации Дахау и других концлагерей. По одному из сценариев, заключенных предполагалось направить в Тироль для передачи Швейцарскому Красному кресту, чтобы обменять на немецких военнопленных. Однако русских и евреев погнали в Тирольские Альпы для полного физического уничтожения, так как Сталин не подписал конвенцию о военнопленных, заявив, что пленных у него не будет.

Иван Терентьевич вспоминает: «Когда нас гнали, и мы уже знали, что нас ведут расстреливать, я молился Богу, обещая посвятить ему жизнь, если Он убережет и даст умереть на своей родной земле». И Бог в очередной раз уберег Ивана от смерти. Ему и еще нескольким пленным удалось сбежать и попасть в гражданский лагерь к русским. 1 мая в город вошли американцы и пленные стали свободными. «Они очень хорошо к нам относились, кормили, поставили кухни, поселили в 4-этажные дома», — рассказывает Иван Терентьевич. Через некоторое время прибыли советские военные и начали агитировать бывших пленных за возвращение на Родину, убеждая, что они «ни в чем не виноваты». Некоторые чувствовали, что за этими словами скрываются очередные ужасы, и измученные советские люди уезжали в Канаду, Америку, Австрию, Аргентину, оставались в Германии. Иван вернулся домой. И снова Бог был с ним. Ивану удалось избежать советских лагерей.

Мать три года молилась за своего ребенка, не зная, где ее сын. И по возвращении Ивана, она сказала: «Сходи в церковь, поблагодари Бога за это чудо». Там же Иван Терентьевич познакомился со своей женой Марией, с которой прожили душа в душу 68 лет, ни разу не поссорившись. В начале этого года она ушла из жизни.

Сегодня Ивану Терентьевичу 95 лет. И он сдержал свое обещание, данное перед Богом. У него два сына, пять внуков и одна внучка, два правнука и две правнучки. Всю жизнь он трудился и перестал работать только года два назад. Никогда не пил и не курил. Некоторые его сослуживцы, как рассказал внук Ивана Терентьевича, считали, что у него с головой что-то не то, однако не возражали, что за всю бригаду выполнял работу один человек. Познакомившись с этим человеком, я тоже поняла, что такие люди – огромная редкость.

Да, этому человеку, пережившему войну, судьба уготовила жизнь без орденов и медалей, свиста пуль и разрыва гранат, без подвигов на полях сражений. Но каждую секунду в фашистских застенках, он сталкивался со смертью и сам множество раз был от нее на волоске. Он видел, как в муках умирали сотни и тысячи мирных людей. У еврейского народа есть потребность помнить жертв Холокоста. Мы не отмечаем 11 апреля, как день памяти. Но эти миллионы жизней невозможно вычеркнуть из нашей истории, как и миллионы солдат, павших в боях.

Я очень благодарна Вам, Иван Терентьевич за то, что, глядя на вас, хочется быть лучше. Долгих Вам лет! Мы готовим встречи школьников с ветеранами ВОВ, чтобы память поколений не прерывалась. И чтобы наши дети из первых уст успели услышать то, через что, дай Бог, больше никому не придется пройти. Всем мира!