Пароль будет отправлен вам на e-mail.

Смотреть в прошлое всегда тяжело. Смотреть в прошлое своей страны, которая загубила жизни твоих родных еще тяжелее. Особенно тогда, когда половина душевнобольных бегает в майках с изображением Сталина и считает его своим героем.

Те, кто был расстрелян по ложному доносу, по чьему-то навету, чьи имена были вписаны в план по ликвидации населения, до сих пор считаются изгоями.

Сталинисты спорят со мной, пытаясь выбелить биографию тирана, оправдать массовое уничтожение людей, а местные чиновники празднуют 100-летие комсомола с помпой, с размахом, с освещением по всем телеканалам.

О репрессированных неудобно говорить вслух. Это горе каждой семьи отдельно, но не покаяние миллионов. И от этого еще абсурднее слышать фразы: «А в моей семье такого не было». Это не отменяет того, что эта страна по людоедским приказам уничтожала своих граждан.

В день памяти к Мартирологу подходили разные люди. Я впервые узнала, что в Сочи было расстреляно более 200 человек, что расстреливали где-то в районе горы Большой Ахун, что больше всех пострадали греки в Красной Поляне, что, кроме Мартиролога, спрятанного от глаз прохожих ларьком с цветами, до сих пор не установлен памятник жертвам политических репрессий. И даже получила предупреждение от нач. УВД по г. Сочи Бондарева А.С.

В один день можно получить изрядную порцию эмоциональной нагрузки, окунаясь то в беспросветное человеческое «черное», то поднимаясь до возвышенного «белого». Я знаю, что старым коммунистам, тем, кто борется за идею, не хочется признавать свои ошибки, может, они испытывают стыд, а может страх.

А государство тем временем стремительно мчится к репрессиям, к неправосудным решениям, к уничтожению инакомыслящих. Россия застряла в этой временной петле и опять готовится встретить День Октябрьской революции.

Это слайд-шоу требует JavaScript.