Пароль будет отправлен вам на e-mail.

В прошлом номере в статье «И снова Почта России» мы писали о жительнице Хосты, которая отправила посылку детям в Москву, они ее так и не получили, а на «Почте России» ответили, что посылка вручена адресату.

За это время Нелли Семеновна получила очередное письмо от «Почты России», в котором слово в слово повторяют предыдущий ответ на заявление о пропаже посылки: «В ответ на Ваше обращение относительно розыска посылки <…> проведена проверка, в ходе которой установлено: вышеуказанное почтовое отправление поступило в отделение почтовой связи
(ОПС)-129301 г. Москвы 24.03.2018 года, вручено лично адресату 24.03.2018 года. По техническим причинам информация о прибытии и вручении не отразилась на сайте Почты России».
Обратите внимание, что посылка пришла в Москву 24 марта и в тот же день (!) была выдана некоему адресату. Явно не тому, которому надо – ведь дети Нелли Семеновны ничего не получили. А в хостинском отделении «Почты России» ответили, что в Москве может быть большое количество однофамильцев. Ну да, это все объясняет.

Только вряд ли кто-то получал извещение от «Почты России» в день прихода посылки в отделение. Те, кто сегодня заказывает посылки из Китая, всегда отслеживают ее путь по номеру отправления. И чаще всего приходят за ними, не дожидаясь квитанции. Ведь, как все знают, квитанцию могут принести и через две недели с момента поступления ее в пункт выдачи. В случае с посылкой Нелли Семеновны «Почта России» превзошла саму себя в скорости доставки. В тот же день, как только посылка покинула промежуточный пункт (сортировочный узел) в Москве, она нашла своего загадочного адресата, который, по мнению сотрудницы «Почты России», просто является полным однофамильцем реального получателя.

Остается маленький нюанс, который необходимо учесть. У посылок нет ног, и они не могут дойти до адресата самостоятельно. В этой цепочке должно быть, как минимум, два человека: почтальон, который разносит извещения, чью фамилию легко узнать, исходя из географии его работы, а также сотрудник почтового отделения, обслуживающий получателей и выдающий посылки по предъявлению паспорта, чью фамилию также легко отследить. И никакого сбоя в программе не нужно, чтобы «найти концы». А может, посылка нашла свой преждевременный конец при перегрузке, как многие другие, что можно увидеть в многочисленных роликах в интернете? А Нелли Семеновне «втюхали» что-то про технические неполадки и каких-то шибко шустрых однофамильцах.

Сама Нелли Семеновна знает о случаях, когда при потере посылок на «Почте России» подавались иски в суд, и истцы суд выигрывали. Нелли Семеновна женщина немолодая и делать этого не хочет. Сил уже таких нет. Хотя мы ее убеждали в этой необходимости, готовы были поддержать, потребовать от «Почты России» ответа и возмещения морального ущерба. Потому что одному Господу известно, отправит ли немолодая женщина посылку детям и внукам на следующую Пасху.

Мы желаем Нелли Семеновне долгих лет жизни. А «Почте России» – навести порядок в своем программном обеспечении и организации работы сотрудников на каждом участке (например, найти тех сотрудников, которые принимали участие в выдаче посылки непонятно кому). А уже потом требовать от клиентов соблюдения своих порядков. Таких, например, как режим работы и обеденные перерывы (см. номер №9 от 11.05.2018 г.).

Как раз сегодня читаю пост своего старого друга из далекого российского города, который тоже очень «в тему». Приводим текст полностью, без купюр:

«КОГДА Я НА ПОЧТЕ…
Я не думал, что я настолько плохо выгляжу — на «Почте
России» со мной разговаривают, как с глухим полоумным стариком. «Вам НЕ СЮ-ДА! НЕ СЮ-ДА! Вам — на ПИОНЕРСКУЮ! НА Пионерскую! ТУДА!» — это пару лет назад, когда я пришел получать посылку на СВОЕ отделение связи. Два года я таскаюсь получать посылки в центр. И вот сегодня: «Вам НЕ СЮДА! ВАМ — на ХМЕЛЬНИЦКОГО! Вы сюда ходили — НО ВАМ не сюда! Это у них был РЕМОНТ! ВАМ — ТУДА! Вы здесь получали ПОКА у них был РЕМОНТ!»
Ну, какие проблемы — ИДУ на… туда. Надо ремонтировать посылочные мощности (потому что все остальное работало кроме выдачи посылок), значит надо! Должен ремонт длиться два года (при общей площади отделения, включая не затронутую ремонтом часть, 80 квадратных метров), значит должен.
Я иду ТУДА! Я иду. Я — ТАМ. Угадайте с трех раз, что висит на двери. «Отделение закрыто на ревизию». Ну, я ж любил твою мать, дорогая «Почта России»! (Иван Ю.)»